Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Без лишнего пафоса

16.09.2017, 23:04      Новости Новосибирска
Вениамин ГОРНОСТАЕВФото предоставлено Александром ВОРОНЦОВЫМ

Соавтор скульптуры Ростислава Шило: «Сложно сказать, к кому еще так тепло относилось городское сообщество» Гость редакции — Александр Воронцов, один из создателей недавно открытого памятника бывшему директору зоопарка . Он же автор эскиза барельефа, посвященного памяти военных врачей, на территории железнодорожной больницы, а также соавтор бюста чемпиона мира по греко-римской борьбе Александра Карелина, установленного в музее спортивной славы. Бюст Карелина, кстати, создавался не с натуры, а по фотографии по частному заказу. Сам чемпион к этому проекту не имеет прямого отношения. Поводом для нашей встречи с Воронцовым, известным в кругу художников своими неоконцептуальными работами, стал памятник легендарному и, увы, ныне покойному директору Новосибирского зоопарка Ростиславу Шило. Почему Шило в кроссовках? — Александр, как возникла идея увековечить образ директора нашего знаменитого на весь мир зоопарка в беседке с белкой? — К такой глубокой и уважаемой личности, как Ростислав Александрович Шило, к его роду занятий у нас в городе питали интерес практически все. Потому что дело, которым он занимался, было близко и понятно каждому. Сложно сказать, к кому еще так тепло относилось городское сообщество или чье дело всей жизни так охотно поддерживали власти. Летом 2016-го проходил конкурс идей на лучший проект памятника. Конкурс был открытый, участвовали художники-любители и профессионалы, были довольно интересные, своеобразные проекты. Всех участников отметили, поздравили. В итоге окончательный вариант памятной беседки был разработан архитектором Сергеем Фоминым. Как фигура сидит на скамейке, как выглядит стол и присутствие фигур животных — все это идеи Фомина. Он в конкурсе не участвовал, а был специально приглашен для осуществления определенной профессиональной работы. Правда, на первом худсовете нам сказали, что не увидели в наших разработках идею. Вторую серию эскизов мы сделали уже в профессиональной компьютерной программе, где можно «прощупать» форму любой мелкой детали, прочувствовать текстуру листика, коры дерева и так далее. К тому же первая мастер-модель была в натуральную величину. Затем состоялась очень плодо­творная встреча на месте будущего постамента, в зоопарке. Обсуждения проходили с главным архитектором города Виктором Тимоновым, главой худсовета Ложкиным, с известным в городе скульптором Дьяковым. Когда все увидели, что мы с работой справляемся, с нами стали обсуждать более конкретные вещи, давать уточнения из реального образа жизни директора зоопарка. Какую он носил куртку, как выглядели те или иные элементы одежды. Например, для достоверности Шило обут, как и было в жизни, в кроссовки. Это как показатель его постоянной активности, непосредственного участия во всех делах, во многих рабочих моментах зоопарка.

Фото Аркадия УВАРОВА

Где чугунная белка, там и живые — Личностные качества Шило отразились в скульптуре. А как это оценили те, кто был хорошо знаком с Ростиславом Александровичем? — Те люди, которые были близко с ним знакомы, знали его руководителем волевым, в чем-то даже жестким. И кое-кто посчитал, что подавать его образ якобы в лирическом виде было бы неправдой. Другие люди, также хорошо знавшие Шило, в свою очередь, отметили позитивные моменты: мы угадали характер его позы, движение рук. Мне и другому скульптору, Павлу Слободчикову, это было особенно приятно. Идея присутствия в композиции белки рядом с фигурой Ростислава Александровича была оправдана возможным появлением реальных белочек на самом памятнике. Подобное живое дополнение осуществляет синтез камня и металла с естественным ландшафтом и привносит элемент оживления в общий вид монумента. Кстати, сокол и белочка — не последние звенья анималистической группы возле центра композиции. Еще туда будут включены фигуры лежащей собаки — западносибирской лайки и оленя. Что было сложно, так это найти оптимальное решение для передачи фактуры прически Ростислава Шило. Ведь работать пришлось, сверяясь с его фотографиями разных лет. Вообще, передать форму волос через чугунное литье — это в некоторой степени даже в чем-то условность. — Почему был выбран именно чугун? — Стойкий материал. Отливали, кстати, в Новосибирске. Чугун предпочтителен своей долговечностью. Лучше чугуна может быть только бронза. Но бронза и дороже в десять раз. Чугун даже без особого ухода легко простоит лет триста. А если время от времени его покрывать защитными слоями грунта и краски, тогда это практически вечный материал. Акт вандализма, медведи и город — Разговор о стойкости материала в свете последних городских событий непраздный. Что вы можете сказать о недавней порче скульптуры цесаревича Алексея? — В городе произошел вопиющий акт вандализма, что осуждалось во все времена. Пострадала известная работа нашего земляка Сергея Песоцкого. Но, кроме возмущения, у меня есть еще художественно-эстетическое объяснение данной дикости. Мне думается, что, когда речь идет о памятниках крупным историческим личностям, городская среда выступает в качестве фона — в буквальном смысле и в смысловом, дополняя образ человека. Памятник Николаю II находится вблизи площади Свердлова, который известен как организатор расстрела семьи императора. Сам собор Александра Невского, построенный на деньги Дома Романовых, также находится на площади Свердлова. Все это вместе рисует нам картину идеологической неопределенности, доведенную до абсурда, которая может раздражать не только неуравновешенных людей, но и вполне нейтрально настроенных граждан. — Что вы можете сказать как художник о предложении установить на улицах Новосибирска статуи сибирских мед­ведей? — Бороться за звание первого города Сибири, чтобы нас запоминали и чтобы нас воспринимали, стоит и с помощью подобных образов. Например, в Берлине проходят многочисленные арт-фестивали, где готовые фигурки медведей покрывают декоративной росписью художники разной степени известности. — В газете «Вечерний Новосибирск» еще в декабре 2010-го было предложение инсталлировать город скульптурами сибирских мишек в масштабе один к одному, без дешевого украшательства. Как вы относитесь к такому реализму? — Русский реализм — это целая школа, которую стоит сохранять и поддерживать. Натуралистические образы легко считываются, они всем понятны. Естественно, как любая инициатива, эта идея обязательно обретет как сторонников, так и противников. Здесь стоит посмотреть на другие города, уже успешные в культурном и экономическом плане. — Если говорить про памятники в целом, в последнее время в этой сфере наблюдается бум. С чем это связано? — Памятники, монументы и парковые скульптуры в городской среде помогают сообществу самоидентифицироваться, осознать себя как единую социальную группу. Со своим, так сказать, лицом, своей историей. Памятники играют огромную роль в процессе воспитания и обучения молодого поколения. Наконец, они представляют интерес для гостей города, которые хотели бы понять Новосибирск как культурное, историческое явление. Продуманный ландшафт, в котором виды мегаполиса воспринимаются в качестве целостных художественно-пространственных композиций, — это то, к чему нам нужно стремиться. Здесь все важно, от больших архитектурных объемов до газонов, тротуаров и скульптур.

Источник: www.sovsibir.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования